Skip to main content

Фишер, ФРС и рост экономики

forex-project-syndicate-26122013.gif

Теперь, когда уже доподлинно известно, что следующим председателем Федеральной резервной системы станет Джанет Йеллен, внимание финансового мира переключилось за того, кто займет кресло ее заместителя. Стэнли Фишер - превосходный кандидат, учитывая его уникальное сочетание навыков, качеств и опыта. В период своей научной деятельности Фишер считался одним из самых опытных ученых в области монетарной экономики. Он работал главным экономистом во Всемирном банке, первым заместителем управляющего директора Международного валютного фонда и председателем Центробанка Израиля и блистал на всех своих должностях. Да, сложно вспомнить еще одного экономиста (по крайней мере, после Джона Мейнарда Кейнса), который настолько удачно сочетал бы в себе аналитические навыки, здравые политические суждения, ясность мысли, бескорыстное стремление сделать этот мир лучше и безупречное чувство юмора.

Более того, Фишер получил опыт антикризисного управления работая в МВФ в 1990-е годы, и в Центробанке Израиля во время мирового финансового кризиса в 2008-2009 годы. Таким образом, он станет прекрасным компаньоном для Йеллен, которая также отличается незаурядными талантами ученого и политика, но может проявить свои способности в полной мере, лишь когда у нее есть время на тщательную подготовку.

О талантах Фишера говорили в прошлом месяце на Ежегодной научной конференции МВФ, в том числе и уходящий председатель ФРС Бен Бернанке, который в 1970-х был одним из его докторантов в Массачусетском технологическом институте. Эта конференция была примечательна еще и тем, что Ларри Саммерс, Пол Кругман и ряд чиновников ФРС предложили весьма провокационные теории замедленного экономического роста в США и других развитых странах. Совершенно очевидно, что эти теории окажут существенное влияние на политику ФРС в 2014 году.

В центре внимания оказались путанные объяснения Саммерса. По его словам, экономический кризис нельзя считать закончившимся, пока он не завершился, а этого еще не произошло. Он безапелляционно заявил, что причина вялого роста в течение последних десяти лет - это фундаментальные структурные изменения, которые можно охарактеризовать как "длительный застой": не исключено, что естественная, или равновесная реальная процентная ставка (скорректированная с учетом инфляции) упала ниже нуля - вероятно до -2-3% - "навсегда".

По мнению Саммерса для этого есть две причины: масштабные сбережения в Азии, или долгосрочное падение относительных цен на средства производства, спровоцированное развитием ИТ, снизило потребность в инвестициях относительно сбережений. (Кругман предложил более удобоваримое объяснение: сокращение населения или рост производительности). Как бы там ни было, если Саммерс прав, у нас серьезные проблемы. Центральным банкам сложно поддерживать низкую процентную ставку в период рецессии, потому что номинальная ставка не может опуститься ниже нуля. В соответствии со сценарием Саммерса, отрицательная равновесная ставка будет означать "хронически" вялый рост.

Фишер, между тем, представил более оптимистичный прогноз, заявив, что монетарная политика может эффективно работать даже при сложившихся обстоятельствах. Количественное ослабление и заявление о намерениях спсобны сбить долгосрочные ставки. Кроме того, есть и другие рычаги воздействия: валютный курс, стоимость акций и жилья, кредитование.

Чиновники из ФРС, в отличие от ученой братии, не спешат разрушать существующую парадигму. Но Дэвид Уилкокс, директор отдела исследований и статистики в Федрезерве, и его соавторы утверждают, что глубина и длительность спада, начавшегося вы декабре 2007 года, ведет к устойчивому сокращению капитала и навыков рабочей силы. Таким образом, сокращение объема производства в США и низкий рост занятости в течение последних пяти лет - результат финансового кризиса, а не экзогенных структурных изменений. Компании не строят новые фабрики, если их товар никто не покупает, даже если кредиты стоят дешево, а рабочие, не сумевшие быстро устроиться на новое место, могут и вовсе выпасть из рабочей силы.

Таким образом, Уилкокс и его коллеги утверждают, что потенциал производительности и эффективный размер рабочей силы значительно снизились. По оценкам авторов исследования, потенциальный объем производства сейчас на 7% ниже, чем до кризиса, при этом совокупный дефицит предложения превышает дефицит объема производства, связанный с низким совокупным спросом. Неудачи последних лет сильно осложняют и без того нелегкую работу ФРС, ограничивая возможности политиков стимулировать рост, не разжигая инфляцию. В то же время, учитывая потенциальный долгосрочный вред, нанесенный экономике, сейчас как никогда важно поддерживать спрос на высоком уровне, особенно в условиях устойчивой безработицы. Таким образом, исследование Уилкокса поддериживает сохранение стимулов в 2014 году.

Выступление Кругмана на конференции МВФ было не менее увлекательным: опасения, связанные с фискальными дефицитами и долгом в США неуместны даже в долгосрочном контексте. Противники дефицитов обеспокоены, что настанет момент, когда мировые инвесторы потеряют интерес к покупке американских государственных долговых бумаг, что приведет к резкой девальвации доллара. Кругман утверждает, что даже если нечто подобное произойдет, процентные ставки не будут расти, а девальвация лишь стимулирует рост экономики (через экспортный сектор). Иными словами, нужно бояться не долгосрочных долговых проблем, а фискального сокращения в ближайшие три года, которое лишит экономику столь нужного ей спроса.

Политические провалы просто поразительны. Решительные действия помогли остановить финансовый кризис в 2008 году, а монетарные и финансовые стимулы вытащили экономику из рецессии в 2009 году, но с тех пор ничего особенно не изменилось: восстановление идет крайне медленно, в основном из-за деструктивной фискальной политики: неверные решения 2010-13 годов; череда кризисов в 2011-13 годах; и отсутствие прогресса в решении истинных долгосрочных фискальных проблем. Более того, эти фискальные неудачи отнимали от показателя роста в США более 1% каждый год. Но в 2014 году у нас будет повод для оптимизма. Впервые за четыре года фискальная политика, вероятно, перестанет оказывать негативное влияние на рост. А монетарная политика окажется в надежных руках, особенно если Фишер присоединится к команде ФРС.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам Project Syndicate