Skip to main content

Власть валют и валюты власти

forex-the-financial-times-30012014.gif

В ходе ожесточенной полуостровной войны в 19 веке у британских войск было одно неоценимое преимущество перед силами Наполеона: при покупке местных товаров банкноты Банка Англии принимались с готовностью, в то время как французские деньги вызывали подозрение. В наши дни только доллар признают во всем мире. Излюбленная валюта наркоторговцев и военных диктаторов, она также лидирует в международной торговле и на рынках капитала. Сырьевые активы оцениваются в долларах, остальные валюты чаще всего котируются, торгуются и иногда привязываются к ней. Такая вездесущность подтверждает ее статус мировой исключительной резервной валюты: единственной валюты, предлагающей Центробанкам масштаб, стабильность и рыночную ликвидность, необходимых для создания долгосрочных резервов, которые они могут с готовностью задействовать во времена кризиса.

На протяжении долгого времени экономисты спорили о преимуществах, которые получают США благодаря доминированию доллара, а Барри Эйхенгрин и Эсвар Прасадне так давно оценили брошенный доллару вызов со стороны международной пропаганды юаня Китаем.

Эта тонкая коллекция эссе под редакцией журналиста Reuters, Алана Уитли, представляет собой интересное руководство по экономическим спорам, однако его внимание сосредоточено вокруг геополитики. Уитли выдвигает два главных вопроса. Как США использовали "непомерное преимущество", предоставленное долей доллара в резервных валютах, для демонстрации собственной власти? И захочет ли Китай, в конечном итоге, получить аналогичный статус для юаня, учитывая, что для этого придется утратить контроль над политикой валютного курса?

Несколько авторов считает, что преимущество США нельзя назвать безоблачным. Да, США делают прибыль на пошлине – прибыль эмитента валюты, когда люди держат наличные, не получая процентный доход – и спрос на доллар означает, что они могут свободно выпускать облигации и печатать деньги. Как следствие, США способны поддерживать расходы на оборону, что в свою очередь усиливает привлекательность доллара как надежной валюты.

Тем не менее, Роберт Зеллик, бывший председатель Всемирного банка, критикуя монетарную систему, отмечает, что за международное значение доллара приходится расплачиваться двумя вещами: во-первых, остальные страны могут снижать собственные валютные курсы, покупая доллары, что негативно отражается на американской торговле и рабочих местах; во-вторых, существует риск недобросовестности, который возникает при отсутствии давления для регулировки экономической и фискальной политики, в то время как дисбалансы увеличиваются. Совершенно не очевидно, что доминирование доллара является всесторонним экономическим преимуществом США.

Тем не менее, Джон Уильямсон, бывший сотрудник Института международной экономики Петерсона, отмечает два момента, благодаря которым мировое влияние США увеличивается. Во-первых, в конечном итоге, выплаты в долларах включают перевод на счета Федрезерва, поэтому США могут устроить финансовую блокаду, как они уже делали с Ираном. Во-вторых, чистая доля китайских резервов – он накопил примерно 13.8 трлн. долларов – не оставляет другой возможности, кроме как держать доллары в краткосрочной перспективе. Таким образом, Пекину следует опасаться любого столкновения с Вашингтоном, которое может сократить стоимость собственных активов.

Раздраженный своей зависимостью от экономической политики США, которую Китай считает безответственной, он начал продвигать международное использование юаня. Он уже является серьезным конкурентом доллара в региональной торговле, и Центробанки, жаждущие сократить свою зависимость от доллара, начинают включать юань в резервы иностранной валюты.

Ди Донгшенг, академик Китайского народного университета, приводит убедительные доводы в пользу дальнейшей либерализации валюты Пекином. Он яростно критикует политику занижения валютного курса в прошлом десятилетии, утверждая, что решение в пользу экспортеров, а не рабочих привело к субсидированию мировых потребителей и иностранных инвесторов за счет китайского общества. Реформы, необходимые для открытия китайских рынков капитала, и полная либерализация юаня откроют для потребителей большую долю экономики и поддержат уровень жизни.

Тем не менее, существуют и определенные риски: рост экономической волатильности и сложности в международной политике. Его эссе – полезное напоминание о том, что Китай пока не достиг компромисса по вопросу преимуществ, которые получит страна, сделав юань ведущей резервной валютой. Но даже при поддержке Пекина, его рост будет медленным и неуверенным. Возможны и другие последствия: как отмечает Зеллик, действующая система свободных валютных курсов "не непреложна".

Разочарование, вызванное доминированием доллара, растет. Глобальные негативные последствия от политик стимулирования ФРС в сочетании с готовностью Вашингтона доводить переговоры о бюджете до грани дефолта в прошлом году заставили многие страны переоценить свою зависимость от экономической политики США. Существует общее желание положить конец доллару, как однажды сказал министр финансов администрации Ричарда Никсона взволнованным европейцам: "наша валюта - ваша проблема". Однако совершенно не ясно, какой будет альтернатива.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times