Skip to main content

Поработите роботов и освободите бедных

forex-the-financial-times-17022014.gif

Перспектива лучшей жизни зависит от того, как создается и распределяется прибыль.
В 1955 году Уолтер Рейтер, глава профсоюза рабочих автомобильной промышленности, рассказал о своем посещении нового завода автоматического действия Ford. Указывая на все автоматические станки, принимающая сторона задала вопрос: "Как вы планируете собирать профсоюзные взносы с этих ребят"? Рейтер парировал: "А как вы собираетесь заставить их покупать форды"? Автоматизация не нова. Как и споры, касающиеся ее последствий. Тогда насколько сильно то, что Эрик Бриньолфссон и Эндрю Макафи называют вторым веком машин, изменяет вопросы или ответы? На прошлой неделе я обратил внимание, что рост информационных технологий совпадает с увеличением неравенства в доходах.

Лоуренс Мишел из Института экономической политики в Вашингтоне оспаривает мнение о том, что первое непосредственно вытекает из второго. Мишел отмечает: "Растущая зарплата сотрудников и увеличение, и рост зарплат, финансового сектора может составлять две трети увеличенного дохода на самой верхушке". Изменение социальных норм, рост выплат по акциям и невероятное увеличение финансового сектора также внесло свою лепту. Да, это сыграло определенную роль, но технологии не определяли экономические перспективы.

?Экономическое влияние новых технологий значительно и разнообразно. В частности: новые сервисы, например, Facebook; отказ от старых систем распространения товаров и услуг благодаря таким сервисам как iTunes или Amazon; новые товары, например, смартфоны; и новые машины, например, роботы. Последнее пробудило страхи о том, что интеллектуальные машины приведут к увольнению большого количества людей. В своем исследовании Карл Фрей и Майкл Осборн из Оксфордского университета приходят к выводу о том, что 47% рабочих мест в США находятся под большой угрозой ввиду автоматизации.

В 19 веке, утверждают они, машины заменили квалифицированных рабочих и имели преимущество в сегменте неквалифицированного труда. В 20 веке компьютеры заменили людей на рабочих местах со средним доходом, создав брешь на рынке труда. Однако через несколько десятилетий "на замену большинства работников, занятых в сфере транспорта и логистики и большому количеству офисных и административных работников, а также работникам производственной сферы, вероятно, придет класс компьютеров".

Кроме того, в ближайшем будущем компьютеризация значительным образом заменит людей на низкоквалифицированных и низкооплачиваемых рабочих местах. Между тем высококвалифицированные и высокооплачиваемые рабочие места гораздо менее чувствительны к классу компьютеров". Таким образом, неравенство усугубится. Тем не менее, технологии могут обрести еще большее значение. Профессор Бриньолфссон и Макафи также утверждают, что это будет способствовать росту нашего благосостояния и перераспределит возможности среди работников и между работниками и владельцами капитала.

Джеффри Сакс из Колумбийского университета и Лоуренс Котликофф из Бостонского университета считают, что рост производительности может поставить будущие поколения в еще более затруднительную ситуацию в целом. Замена работников роботами может перераспределить доход от работников к владельцам этих роботов, большая часть которых будет на пенсии и, соответственно, будет сберегать меньше средств, чем молодежь. Это приведет к снижению инвестиций в человеческий капитал, поскольку молодежь уже не сможет за него платить, а также в машины, поскольку уровень сбережений в этой экономике упадет.

Мнение о том, что рост потенциальной производительности навсегда поставит нас в затруднительное положение, неординарно. Более правдоподобны, по крайней мере, для меня, другие перспективы: возможен масштабный коррекционный шок, поскольку работники останутся без работы; рыночные зарплаты неквалифицированных людей могут упасть ниже допустимого минимума; и в сочетании с другими новыми технологиями роботы могут сделать распределение доходов еще более неравным, чем сейчас.

Так что же следует делать?

Во-первых, новые технологии принесут и хорошее, и плохое. Мы можем приспособиться к хорошему и справиться с плохим. Во-вторых, образование - не волшебная палочка. Первая причина заключается в том, мы не знаем, какие навыки будут востребованы через три десятка лет. Кроме того, если Фрей и профессор Осборн правы, то под угрозой находится такое количество низко- и среднеквалифицированных рабочих мест, что, возможно, для людей значительно старше 18 лет и для многих детей уже поздно что-то менять. И наконец, даже если бы спрос на творческие, коммерческие услуги и услуги, для которых требуется высокий уровень знаний, вырос в необходимом размере, что маловероятно, превращение всех нас в счастливое меньшинство остается только фантазией. В-третьих, мы должны пересмотреть свой отдых.

На протяжении долгого времени самые богатые люди наслаждались праздной жизнью за счет трудящихся. Появление интеллектуальных машин дает возможность гораздо большему количеству людей наслаждаться такой жизнью, не эксплуатируя других. Современное торжествующее пуританство считает такую праздность постыдной. Что ж, дайте людям возможность непрерывно получать удовольствие. Разве это не единственная настоящая цель увеличения благосостояния, которую мы поставили?

В-четвертых, нам потребуется распределить доходы и благосостояние. Подобное перераспределение может произойти в форме базового дохода для каждого взрослого в сочетании с оплатой образования и подготовки на любой стадии жизни человека. В этом случае возможность добиться более приятной жизни может стать реальность. Прибыль может поступать от налогов на антиблаго (например, загрязнение окружающей среды) или от аренды (включая землю, а главное, интеллектуальную собственность).

Право собственности создано обществом. Необходимо пересмотреть мнение о том, что извлекать непомерную выгоду из новых технологий должны лишь немногие. К примеру, возможно сделать так, чтобы государство автоматически получало долю в доходе от интеллектуальной собственности, которую оно защищает. И наконец, если темпы сокращения рабочих мест вырастут, крайне необходимо будет убедиться в том, что спрос растет одновременно с увеличением потенциального предложения. Если мы преуспеем, то многие волнения относительно отсутствия рабочих мест исчезнут. Учитывая, что мы не смогли этого добиться в течение последних семи лет, этого может и не произойти. Но мы могли бы добиться большего, если бы захотели.

Появление интеллектуальных машин - историческое событие. Оно изменит многое, в том числе и нашу экономику. Но их потенциал очевиден: они позволят людям жить намного лучше. Сделают ли они это, зависит от того, как создается и распределяется прибыль. Возможно, что в конечном итоге останется небольшая группа людей, сорвавших куш, и огромное число проигравших. Но подобный исход будет предопределен людьми, а не судьбой. Форма технического феодализма необязательна. Кроме того, сама по себе технология не определяет последствия. Этим занимаются экономические и политические институты. Если они не приводят нас к тому, что мы хотим получить, их нужно изменить.

Мартин Вулф
Подготовлено forexpf.ru по материалам The Financial Times