Skip to main content

Пора расшевелить застойное болото экономики

Morgan-Stanley-FX.jpg

Затишье в экономике. Минуло почти два года после окончания Великой рецессии, однако, так до сих пор и неясно, как финансовый кризис повлиял на уровень и потенциальные темпы роста ВВП в развитых экономиках. «Потенциальный» подразумевает максимальный объем производства, которого можно добиться без создания дефицита ресурсов и инфляции. Таким образом, сомнения по поводу потенциального объема производства естественным образом трансформируются в сомнения относительно разрыва производства - то есть разницы между фактическим (явным) ВВП и потенциальным (неявным) ВВП - который является мерилом неиспользованных производственных мощностей или «степени застоя» в экономике. Учитывая то, что инфляция, как правило, связана именно со степенью застоя и количеством резервных мощностей в экономике, эти сомнения, в конечном счете, затрагивают и инфляционные прогнозы.

Стандартные критерии указывают на длительное затишье и глубокий застой: Большинство стандартных критериев указывают на существенный разрыв объема производства в развитых экономиках. Например, ОЭСР прогнозирует, что в Еврозоне и США он превысит 3% даже после незначительного снижения в этом году. Таким образом, фактический объем производства будет как минимум на 3% отставать от потенциала. При таких объемах неиспользуемых экономических резервах разумно предположить, что внутренняя инфляция (в отличие от импортируемой), будет весьма умеренной.

Однако оценки разрыва производства славятся своей неточностью: ОЭСР также периодически меняет свои оценки разрыва объема производства. Каждый год, в декабре, ОЭСР пересматривает прошлые, текущие данные и прогнозы на будущие (на два года вперед) по разрыву объема производства, основываясь на доступной информации на момент переоценки. Например, оглядываясь назад, мы понимаем, что в период с 2004 по 2007 годы свободных мощностей было намного меньше, чем предполагалось, не только в США, но и в Еврозоне. Возможно, это связано с чрезмерно оптимистичным взглядом на потенциальные темпы роста производства. Таким образом, Центробанки, использующие аналогичные критерии, полагались на эти сведения и, следовательно, недооценивали базовые инфляционные давления, сдерживая ставки на низких уровнях в течение длительного времени. Это привело к всплеску инфляции в период, предшествовавший финансовому кризису.

Далеко не «карманная» рецессия: Природа финансового кризиса и Великой рецессии делает оценку потенциального ВВП и разрыва объема производства еще более недостоверной, чем обычно. В частности, кризис негативно повлиял на уровень и темпы роста потенциального объема производства, сделав основной капитал в развитых странах морально устаревшим с экономической точки зрения. Чтобы понять почему так произошло, следует вспомнить о том, что экономическая экспансия 2002-2007 годов подпитывалась кредитным бумом - кредиты были дешевыми и широкодоступными. Наибольшую выгоду они принесли финансовому сектору (который активно помогал надувать этот пузырь), строительному сектору, и сектору недвижимости (последние два получили искусственный стимул к росту благодаря низким процентным ставкам и доступным кредитам), а также сектора потребительских товаров и услуг (поскольку потребители ни в чем себе не отказывали, пользуясь заемными средствами).

Прощай капитал, прощайте навыки и умения: И все же мир после пузыря выглядит совсем по-другому: получить кредит уже не так просто, финансовый сектор зажат в тиски регулирующими органами, рынки жилья никак не оправятся от потрясения, а потребители спешат вылезти из долговой ямы. Как следствие, основной капитал в секторах, склонных к использованию заемных средств, экономически устарел. Это относится не только к физическим активам, но и к человеческим ресурсам. Работники, которые приобрели специальные навыки в секторах, процветавших во время бума, больше не знаю где применить свои таланты. Их заработки сократились, а их умения и опыт больше не нужны в тех сферах, которые будут процветать в новом мире после пузыря.

Помните семидесятые? Фактически, удар по потенциальному объему производства концептуально влечет за собой такие же последствия, что и удар, потрясший экономику в середине 1970-х. Тогда рост цен на нефть уничтожил большую часть производственного потенциала в секторе обрабатывающей промышленности с высокой степенью зависимости от энергоресурсов. Конечно, заводы и фабрики продолжали работать, но многие из них перестали быть экономически выгодными из-за высоких цен на энергоносители. На этот раз кредитный кризис сократил потенциальный объем производства не в энергетически зависимом производстве, а в тех секторах экономики, которые активно используют заемные средства. в 1970-х традиционные экономические модели отразили последствия шока для потенциального объема производства с большим опозданием, что привело к переоценке и увеличению показателя разрыва. По данным исследований Атанасиоса Орфандиса (сейчас он является членом управляющего совета ЕЦБ), реальные оценки, сделанные в 1970-х, завысили реальный разрыв объема производства в США на целых 10%, внушив политикам ложное чувство спокойствия относительно инфляции. Оглядываясь назад мы понимаем, что такой чрезмерно оптимистичный взгляд на разрыв объема производства позволил Центробанкам в течение длительного времени придерживаться стимулирующих политик, что, в конечном счете, вылилось в Великую инфляцию в середине и конце 1970-х.

Оценки на любой вкус: Учитывая опыт 1970-х, центральные банки, как правило, склонны не повторять прошлых ошибок. Возможно, именно поэтому Европейский центральный банк начал повышать ставки, даже несмотря на то, что традиционные критерии указывают на большой запас незадействованных производственных мощностей в экономике Еврозоны. Между тем ФРС, судя по всему, в больше степени доверяет показателям, свидетельствующим о застое в экономике и, в частности, на рынке труда. Однако различные подходы к оценке потенциального объема производства и «естественного» (неинфляционного) процента безработных, дают едва ли не прямо противоположный результат для США. Мы сравнили оценку Управления по бюджету в Конгрессе с другими критериями и показателями, полученными на основе нашей собственной модели американской экономики, которую мы используем для оценки естественной (или нейтральной) ставки процента. Наиболее популярный подход Управления показал, что фактический объем производства отстает от потенциального на 5%. Наша модель предполагает куда более скромный разрыв и, следовательно, меньший застой в экономике. Мы не претендуем на истину в последней инстанции, однако, хотим подчеркhttp://forex2.info/?q=node/add/storyнуть, что взгляд на экономику во многом зависит от угла зрения: разные подходы дают разные результаты.

Эта точка зрения также подкрепляется сравнением семи альтернативных способов оценки разрыва объема производства в США и подразумеваемой естественной ставки безработицы. Сравнительный анализ выполнен Джастином Вейднером и Джоном С. Уильямсом из ФРБ Сан-Франциско. Полученные значения разрыва объема производства варьируются от -7.5% до -1.8%, а ставка б\р - в диапазоне 5.2% - 8.6% (при этом верхняя граница вплотную подходит к реальным значениям).

Возможен дальнейший существенный рост инфляции: Определить наиболее эффективный и точный метод расчета можно только опираясь на исторические данные. Однако опыт 1970-х и характер финансового кризиса позволяют предположить, что мы снова склонны переоценивать объем свободных мощностей в экономике. Сверхстимулирующие монетарные политики в развитом мире и усиление инфляционных давление в развивающихся странах действительно вызывают тревогу и заставляют задуматься о возможном росте инфляции на мировом уровне.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам Morgan Stanley