Skip to main content

План D означает дефолт и девальвацию евро

euro-forex-devalvatsia.jpg

События в Европе развиваются слишком быстро. Неповоротливым европейским политикам за ними не успеть, да и не очень-то они стараются. На прошлой неделе долговой кризис вплотную подобрался к Италии. Но Евросоюз отвернулся и занялся другими проблемами. Политики совершили большую ошибку, отложив внеочередной саммит ЕС до четверга. Совет Европы должен был сразу удвоить размер Европейского фонда по обеспечению финансовой стабильности, сделать его более гибким, позволив расходовать эти средства на вторичном рынке облигаций. Совет мог бы пресечь все дебаты о том, как поступить с частными кредиторами, купившими греческие долговые облигации. Однако вместо решительных действий он позволил министрам финансам копаться в мелких технических деталях и откладывать принятие решения. Ангела Меркель прямо заявила, что не видит в саммите острой необходимости.

Канцлер Германии сделала то, чем она занималась на протяжении всего кризиса: спряталась за формальные процедуры. Результаты стресс-тестов для европейских банков, опубликованные в прошлую пятницу, стали очередной циничной попыткой напустить туману и все запутать, поэтому Совету Европы нужно сделать первый шаг, чтобы разгрести авгиевы конюшни европейского банковского сектора. Но он его не сделает. Кризис развивается слишком быстро. За какие-то несколько недель План А потерял свою актуальность и сменился Планом В, но и он успел устареть, уступив место Плану С.

Планом А был фискальный аскетизм до полного изнеможения. План В уже признавал необходимость списания части долга путем фискальных трансфертов и вклада держателей облигаций. План С должен был расширить EFSF, чтобы денег хватило на спасение Испании и Италии. ЕС все еще ссорится по поводу плана В, а Германия категорически отказывается даже думать насчет Плана С. Политики надеются, что Плана В будет достаточно План С не понадобится. Четыре недели назад, возможно, так оно и было. Но теперь убытки банков никак не помогут улучшить настроения инвесторов в отношении Италии.

Трудно понять, почему рынки решили начать панику по поводу Италии именно сейчас. Конечно, был определенный толчок, но итальянские проблемы отнюдь не новы и всем давно известны. Экономика страны должна расти на 2-3% в год в течение длительного времени, чтобы остаться в составе Еврозоны. Или же ей нужно понизить ставки. Рынки понимают, что итальянская политика делает невозможным первый вариант, а немецкая - второй. Если принять во внимание минусы, связанные с членством в Еврозоне, низкий рост производительности и высокие процентные ставки, то Италия неплатежеспособна. Нужно снять хотя бы одну проблему.

Пять лет назад я был среди тех, кто не верил в возможность развала Еврозоны. В прошлом году я написал, что такой риск существует, но он ничтожно мал. С тех пор он устойчиво растет, но вовсе не из-за кризиса, а из-за неадекватной и неумелой реакции политиков. Сейчас я считаю, что вероятность распада валютного союза 50:50. Не то чтобы я не верил в благие намерения Совета Европы сделать все возможное, чтобы спасти евро, просто слишком много времени упущено, слишком много важных решений не принято. Совет не сможет выполнить свое обещание, как бы ему этого не хотелось.

Единственное решение для этого кризиса - европейские облигации. Но с каждым днем оно дорожает в экономическом плане, и становится политически неприемлемым, поскольку число стран, которым требуется помощь, растет не по дням, а по часам. Европейские политики ошибались и по сей день ошибаются с классификацией кризиса. Это не кризис небольшой страны на периферии Еврозоны. Это не кризис, вызванный действиями рейтинговых агентств или спекулянтов. Это системный кризис монетарного союза, который отказывается эволюционировать в фискальный союз.

Часто приходится слышать о том, как г-жа Меркель отказалась от своей изначальной позиции о том, что Германия не потратит ни копейки на спасение утопающих в долгах. Это так. Но кризис сейчас движется с крейсерской скоростью, во много раз превышающей ее политические возможности к адаптации. На прошлой неделе министр финансов Италии сравнил ее с пассажиром первого класса на Титанике. Его гнев вполне понятен.

Ее флегматичное отношение уже само по себе усиливает финансовый кризис, поэтому люди охотно винят ее во всех несчастьях и новых проблемах. Я бы посоветовал итальянскому министру показать немцам положительный пример: принять двухуровневую стратегию. Ее первая часть будет включать в себя План D. Это чрезвычайный план, который нужно будет извлечь из глубины письменного стола, если Меркель, как Мартин Лютер, продолжит твердить, что «не может поступить иначе». Литера D в названии плана означает девальвацию или дефолт.

Поясню: я вовсе не думаю, что Италия должна покинуть Еврозону. Но стране следует готовиться к худшему. В частности, Италия должна дать немцам понять, что она сможет остаться частью валютного союза только в случае понижения ставок. Сложно представить, как этого можно добиться, не прибегая к созданию еврооблигаций. Но что бы ни случилось, Италии в любом случае нужна надежная программа повышения производительности в долгосрочной перспективе. План D, скорее всего, станет концом Евросоюза в том виде, в котором мы к нему привыкли. Подозреваю, что даже г-жа Меркель не готова зайти так далеко. Но в сложившейся ситуации промедление смерти подобно, поэтому в ближайшие дни Европе придется принимать важные решения и делать непростой выбор.

Вольфганг Мюнхау
Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times