Skip to main content

Спазм или спираль?

forex-financial-time.gif

На днях один молодой одаренный дипломат из Китая задал мне каверзный вопрос. Сначала я подумал, что он возник на почве милой китайской особенности искать бесконечные модели и вечные ценности в хаосе и беспорядочном течении событий. Однако затем до меня дошло, что любой человек, внимательно наблюдающий за катастрофой по обе стороны Атлантики, должен задавать себе подобный вопрос. В США уровень государственного долга достиг нереальных и неподъемных размеров, а политическую систему разбил жестокий паралич. Процесс принятия стратегических решений оказался в заложниках у идеологической поляризации. Демократы и республиканцы, конечно, могут избежать позорного и крайне опасного дефолта, приняв решение по верхней границе долга в 11 ночи в последний день.

Но очередная заплатка не поможет убрать несоответствие между налоговыми поступлениями и расходами, которые наслаивают дефицит на дефицит. В Европе ставки еще выше. Главный европейский проект - единая валюта - трещит по швам из-за проблемы государственных долгов и политического диссонанса. Солидарность осталась в прошлом, ее сменили националистические настроения. По словам канцлера Германии, Ангелы Меркель, под угрозой весь процесс европейской интеграции со всеми достигнутыми за его 60-летнюю историю результатами. И все же, именно лидеры наиболее влиятельных европейских стран блокируют активные действия и мечутся в нерешительности.

Итак, вот он этот вопрос: эти два кризиса-близнеца представляют собой один из разрушительных, но непродолжительных спазмов, которые время от времени настигают развитые и богатые экономики? Это повторение опыта 1970-х? Или это потрясения совсем иного свойства - предвестники обвального падения и конца двухвековой гегемонии запада? Конечно, относительный спад неизбежен. Рост остальных экономик мира вполне возможен, если запад будет развиваться хотя бы в половину своей обычной скорости. Высокая активность в мировой экономике формирует игру с положительным итогом. Гораздо хуже, если стремительный рост в других странах сопровождается застоем на Западе, когда спазм перерастает в хроническую болезнь. Пессимистичный сценарий развития событий основан на финансовом кризисе 2008 года. Он стал событием, заставившим задуматься о новом геополитическом устройстве мира. Ранее такие масштабные катастрофы были уделом развивающихся стран - Латинской Америки или Азии. На этот раз жертвой пали США. Сакральный текст о либеральном капитализме, известный как Вашингтонский консенсус, был предан забвению. Штаты и Европа погрузились во мрак рецессии, зато таким странам как Китай, Индия и Бразилия удалось избежать падения.

Психологический эффект сложно переоценить. Запад потерял восторженную аудиторию среди развивающихся стран, поскольку банковский кризис постепенно перерос в кризис государственного долга. Для сторонних наблюдателей это несколько больше, чем просто вопрос экономики. Это падение либеральной демократии. Европейский проект также дал серьезные трещины. Развала единой валюты можно было бы избежать, продемонстрировав политическое единство и решительность. Но европейские политики разбежались кто куда, испугавшись реакции своих избирателей. Рынки наказали их за трусость, превратив долговую проблему периферийных европейских стран в настоящую угрозу для всего валютного союза. Этот кризис пройдет только в том случае, если соглашение, достигнутое на этой неделе действительно покажет, что г-жа Меркель и г-н Саркози понимают самую суть евро: один за всех и все за одного, то есть долги одной страны - это долги всех. Когда адмирала американских вооруженных сил спросили, что он считает главной угрозой национальной безопасности, он ответил, что это дефицит федерального бюджета. Штаты - крупнейший должник во всем мире. Если страна хочет оставаться главной военной сверхдержавой, ей нужно наладить свои финансы.

Демографические проблемы ведут к росту затрат на систему здравоохранения и социальной поддержки, усложняя ситуацию. Однако Республиканцы и слышать не хотят об увеличении налогов, тогда как Демократы восстают против сокращения расходов. Политический паралич в Вашингтоне и проволочки в Берлине связывает одна тревожная мысль. Политическая система, порабощенная системой горячих новостей 24 часа в сутки, лишилась возможности принимать сложные решения. Глобализация ведет к разрушительным переменам и, в то же время, не дает правительствам времени на адаптацию. Политикам проще обсуждать введение налога на богатство или сокращение затрат на здравоохранение, и думать о покупке облигаций Центробанком для предотвращения дефолта, чем противостоять последствиям колоссального переворота в мировой экономике для западного мира. Очень хочется сказать, что все потеряно, что политическая и экономическая модель, основанная на господстве запада, трещит по швам, не выдерживая смещения баланса в сторону международных преимуществ. Американская мечта и европейское благосостояние оказались за бортом процесса мировой глобализации. Однако рано делать такие выводы. Рано отчаиваться. Кризисы в Вашингтоне и Европе вызывают негодование и даже гнев, потому что, вместо необходимых сложных решений принимаются политически корректные решения. Отсутствует жесткое лидерство. Двустороннее соглашение в Вашингтоне, восстановившее налоговые ставки до уровней 1990-х годов, а также ограничившее рост расходов на здравоохранение, помогли бы спасти американские государственные финансы. А политическая сделка в Брюсселе, которая перевела бы греческие, ирландские и португальские долги в еврооблигации, и заставила бы рынки подскочить от неожиданности, спасла бы евро.

В американском спаде нет ничего предопределенного. США - самая богатая страна в мире. Кто-то ее уже догоняет, но у Штатов остаются огромные преимущества - технологические, образовательные и культурные. Либеральная демократия поможет найти выход из опасного тупика. Кроме того, она создает благоприятную экосистему для инноваций и предпринимательства. Европе не хватает динамизма, но у нее есть свои сильные стороны. Отсутствие политического лидерства не помешало немецким инженерам. Франция может похвастаться высокой производительностью, несмотря на устаревшие социальные структуры. В Италии прекрасные дизайнеры. Испания, Португалия и, возможно, даже Греция, в конечном счете выкарабкаются из своих долгов. В Британии тоже жизнь налаживается. Ответ китайскому дипломату будет простым: у Запада еще есть выбор. Ускорение падения - возможный, но не предрешенный исход. Политические лидеры все еще способны решить задачу. И на последок еще две мысли. Проблемы Запада не уникальны. Восходящие звезды, такие как Китай, также не без греха. Вобщем, готов пересдать свой экзамен по экономике, если европейские лидеры окажутся настолько глупыми, что позволят Еврозоне развалиться.

Филипп Стивенс
Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times