Skip to main content

Финансовые кризисы и дурные предчувствия

forex-the-financial-times-12072012.gif

Прошло почти пять лет с тех пор, как финансовый кризис обрушился на головы ничего не подозревающих граждан. Как же идут дела в странах с высоким уровнем дохода, особенно пострадавших от неожиданной беды? Плохо - таков мой ответ. Из шести крупнейших экономик с высоким уровнем дохода (плюс Еврозона) только США и Германии удалось приблизиться к докризисным уровням. Штаты были эпицентром первых потрясений, поэтому сейчас она уже относительно стабильно восстанавливается. И все же никто не ощущает прежнего расслабленного благополучия. В США валовой внутренний продукт растет активнее, чем в других странах, за время кризиса безработица в стране выросла более чем в два раза - с 4.7% в июле 2007 года до 10% в октябре 2009 года. С тех пор она несколько снизилась, но все равно остается слишком высокой. Как бы там ни было, в США экономическая динамика гораздо лучше, чем в Еврозоне, где наблюдается мертвая стагнация и безработица на уровне 11.1% (в США сейчас 8.2%).

Экономики пребывают в состоянии застоя, а политики настроены весьма решительно. Сейчас из всех крупных центральных банков в странах с высоким уровнем дохода самую высокую краткосрочную ставку предлагает Европейский центральный банк - 0.75%. Кроме того, с 2007 года балансы Центробанков выросли вдвое по отношению к ВВП. В Японии, США и Великобритании сохраняются очень высокие фискальные дефициты - доселе невиданные в мирное время. И все же, несмотря на это доходность по японским, американским и британским облигациям не превышает 0.8%, 1.5% и 1.6% соответственно.

Дэвид Леви из прогнозного центра Jerome Levy назвал такое сочетание вялой экономики с огромными политическими стимулами «сдерживаемой депрессией». Объяснение лежит на поверхности: некоторые ключевые экономики пытаются совладать с избытком заемных средств, в частности, среди домохозяйств и в финансовом секторе. В США, например, общий долг домохозяйств вырос со 112% от ВВП в 1976 году до 296% от в 2008 году. К концу первого квартала 2012 года этот коэффициент, правда, упал к 250% - до уровня 2003 года. В 2007 году валовой объем заимствований в частном секторе составлял 29% от ВВП. В 2009, 2010 и 2011 годах показатель был отрицательным.

Прежде всего, в частных секторах наблюдается существенное превышение доходов над расходами. В США финансовый баланс частного сектора в третьем квартале 2007 года показывал дефицит на уровне 2.4% от ВВП, однако, уже во втором квартале 2009 года он был профицитным (8.2%). Такое резкое изменение, вне всякого сомнения, спровоцировало бы жесточайшую депрессию, если бы правительство не было готово пропорционально увеличить свои фискальные дефициты. Вот так и удалось сдержать депрессию.

Американская экономика - важнейшая из всех, пострадавши от кризиса. Но она не единственная, где наблюдается сокращение расходов в частном секторе. Есть еще Великобритания. На самом деле, по данным Международного валютного фонда, в этом году в частном секторе всех крупнейших стран с высоким уровнем дохода будет зафиксирован баланс или профицит. Это значит, что в этих странах должны быть высокие профициты текущего счета или фискальные дефициты. Германия выбрала первый вариант.

Другие предпочли второй. Учитывая то, что эти крупные страны не могут одновременно поддерживать у себя значительные профициты (с кем?), им приходится довольствоваться фискальными дефицитами, чтобы компенсировать профициты частного сектора, которые, в свою очередь, объясняются желанием населения избавиться от своих долгов, а также нежеланием или неспособностью финансового сектора выдавать новые займы. В конечном счете, все это большое похмелье после столь же большого кредитного бума.

Таким образом, отказ частного сектора от заемных средств - по-прежнему главная тема на повестке дня; эту тенденцию частично удалось нейтрализовать при помощи монетарной политики и увеличения государственных займов. Готовность властей к подобным мерам, несмотря на глупую критику, спасла нас от второй великой депрессии. Мысль о том, что высокий фискальный дефицит вытесняет частные расходы в условиях чрезвычайно низких процентных ставок, просто абсурдна.

Однако некоторых обозревателей такая политика сильно тревожит. В своем ежегодном отчете Банк международных расчетов утверждает, что странам с высоким уровнем дохода необходимо фискальное и монетарное ужесточение. В нем говорится, например, что «финансовые коэффициенты в период балансовой рецессии могли бы быть ниже, чем в период обычной рецессии. В частности, при балансовой рецессии экономические субъекты с высоким уровнем долга - в данном случае это домохозяйства - стремятся пустить больше денег на погашение долгов, сокращая дискретные расходы».

Такое вполне возможно. При этом вывод таков: фискальный дефицит должен быть больше, потому что правительству нужно одновременно облегчать процесс отказа от заемных средств и компенсировать падение спроса. Еще один известный способ быстро избавиться от долгов - массовые банкротства, что характерно для депрессии. Неужели Банк международных расчетов этого желает?

Мы знаем, что крупные финансовые кризисы, как правило, тянут за собой серьезные последствия, особенно в странах, где базовые темпы роста не отличаются особой резвостью, что замедляет весь процесс отказа от заемных средств. Политика должна решать весь комплекс задач: и поддерживать спрос, и облегчать выплату кредитов. Это значит, что предпочтение нужно отдавать агрессивным инструментам монетарной и фискальной политик, кроме того, не помешают интервенции, направленные на рекапитализацию банков и ускорение процессов реструктуризации частного долга. Администрация Обамы в этом плане весьма преуспела.

И если бы Республиканцы не вставляли палки в колеса, успехи были бы очевидны. И все же, если Штаты не свалятся в «фискальную пропасть» в этом году, то экономика продолжит постепенно восстанавливаться. Как только процесс стабилизируется, можно будет приниматься за серьезную фискальную консолидацию. Затягивать пояса нужно после того, как дела в экономике пойдут на лад, а не наоборот.

К несчастью, Штаты - не единственная крупная экономика, испытывающая кризис. В частности, Еврозону, вторую по величине экономику в мире, тоже не миновала сия участь. Руководство валютного союза никак не может договориться о том, что нужно делать, поэтому экономику штормит. Люди, отвечающие за политику, больше пекутся о рисках недобросовестности, нежели о возможной панике.

Отсюда волна государственных и банковских кризисов с введением валютного контроля и дезинтеграцией Еврозоны в качестве потенциальной кульминации. Большая часть политики не учитывает трудности посткризисных времен, и не обеспечивает нужных решений. Прежде всего, следует ускорить процесс отказа от заемных средств на фоне стимулирования восстановительных процессов. С этой точки зрения нынешние политики Еврозоны, увы, оставляют желать лучшего.

Мартин Вулф
Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times