Skip to main content

Китаю не исправиться никак

forex-project-syndicate-17-07-2012.gif

Экономика Китая сбавляет обороты, и причин тому немало: европейский финансовый кризис, неустойчивое восстановление в США, вялый рост внутренних инвестиций - это лишь самые очевидные. Учитывая то, что экспорт и инвестиции отвечают за 30% и 40% от общего роста ВВП в Китае соответственно, не грех предположить, что экономика страны остро ощущает на себе последствия охлаждения внешнего спроса и скопления безнадежных долгов на фоне чрезмерных и совершенно бездарных расходов на основные средства. И все же, риски, связанные с этими факторами - это лишь симптомы более глубоких институциональных проблем. До тех пор, пока власти не займутся этими требующими безотлагательных действий вопросами, разговоры о новой модели роста Китая, основанной на потреблении (о которой говорится в одобренном правительством Пятилетнем плане), останутся лишь пустыми разговорами.

В конце концов, основные торговые партнеры Китая, международные финансовые институты, такие как Всемирные банк и Международный валютный фонд, а также политическая элита страны уже давно поняли, что структурная уязвимость китайской экономики обусловлена чрезмерными инвестициями и низким потреблением на уровне домохозяйств. Более чем за десять лет Китай призывают к реформам, направленным на изменение этих нестабильных экономических моделей, которые сокращают благосостояние обычных китайцев, и дестабилизируют мировую торговую систему.

Главной отличительной чертой китайских макроэкономических дисбалансов считается зависимость экономики от экспорта, обусловленная вялым внутренним спросом: Китай - страна со средним уровнем доходов, но ему не хватает покупательской способности для потребления производимых им же товаров и услуг. Получив практически неограниченный доступ на рынки в развитых странах, Китай вот уже два десятилетия во всю эксплуатирует внешний спрос и повышает свой экономический потенциал.

Если эта точка зрения верна, то решение проблемы лежит а поверхности: Китай может устранить свои дисбалансы, увеличив доходы граждан (через снижение налогов, повышение заработных плат или увеличение социальных расходов), которые получат возможность больше тратить и, таким образом, сократят зависимость экономики от экспорта. Практически все ведущие экономисты советуют Китаю нечто подобное. Но китайскую зависимость от экспорта можно объяснить и другой причиной, в большей степени связанной со слабым политическим и экономическим институтом страны.

В частности, иностранным компаниям очень сложно вести дела в Китае - отсюда зависимость от экспорта. Коррупция государственной власти, незащищенность прав собственности, жесткие нормативные ограничения, слабая дисциплина выплат, плохая система логистики и распространения, повсеместное взятничество, подделки и воровство интеллектуальной собственности: все эти преграды повышают стоимость транзакций и не дают бизнесу нормально функционировать на внутреннем рынке.

Но если частная китайская компания продает свои товары на Запад, таким гигантам как Wal-Mart, Target, или Home Depot, ей можно не беспокоиться насчет оплаты. Ей не придется преодолевать массу препятствий, подстерегающих ее на внутреннем рынке, потому что на Западе давно существуют отлаженные экономические институты и деловые практики, которые защищают их интересы и позволяют сократить операционные расходы.

Данные международных исследований в полной мере отражают институциональную слабость Китая. Так, Всемирный банк опубликовал свой годовой обзор, посвященный условиям для ведения бизнеса в 183 странах мира. В исследовании за июнь 2011 года Китай располагался на почетном 91 месте, после Молдовы, Албании и Беларуси. Особенно трудно там начать бизнес (151 место), плохо дело обстоит с налоговыми выплатами (122 место), с получением разрешений на строительство (179 место) и подключением электричества (115 место).

Оказавшись в такой враждебной среде, частные предприниматели Китая вынуждены заниматься «международным арбитражем» - пользоваться преимуществами эффективных экономических институтов Запада для расширения своего бизнеса (большинство компаний, ориентированных на экспорт, принадлежат частным лицам и иностранным фирмам).

К сожалению, Китай уже и так прибрал к рукам значительную долю мирового экспорта товарами (10.4% в 2010 году), а экономическая стагнация на Западе ограничивает внешний спрос, поэтому такая стратегия уже не приносит желаемых результатов. Между тем, чтобы перенаправить китайцев на внутренний рынок, одной государственной политикой, нацеленной на повышение доходов населения, не обойтись.

Чтобы операционные издержки внутри страны снизить до уровня экспортных рынков сбыта, нужно хорошо поработать с деловой средой: внедрить эффективную законодательную базу и надежную нормативную систему, обеспечить государственную защиту брэндов и борьбу с воровством интеллектуальной собственности, улучшить логистику и совладать с бюрократией. Быстро такие вопросы не решаются.

По сути, китайскому правительству нужно из разбойного государства сделать заботливое, где к частному бизнесу будут относиться как к создателю благосостояния, а не как к объекту для поборов. Почти во всех остальных странах такие трансформации сопровождались установлением законности и/или переходом от авторитарных режимов к демократическим. Коммунистическое правительство не способно поддерживать экономический рост из-за отсутствия законности и политической подотчетности, что ставит перед ним жизненно важную дилемму.

После разгрома про-демократического движения на площади Тяньаньмэнь в 1989 году партия поклялась не сдавать свою политическую монополию. Инвестиционный бум и преимущества глобализации, усилившейся за последние двадцать лет, позволили ей наслаждаться ситуацией, в которой и волки сыты, и овцы целы - то есть, поддерживать свое положение в условиях экономического процветания, не создавая никаких институтов, необходимых для такого процветания. Далее так продолжаться не может.

В определенном смысле, китайский пузырь - интеллектуальный и политический, а не только экономический - уже лопнул. Охлаждение экономики Китая обнажило ее структурные слабости и политические деформации, развеяв миф о «китайской уникальности», который гласил, что Китай может продолжать рост без ключевых институтов, необходимых для формирования современной рыночной экономики.

Минксин Пей, профессор Колледжа Клермонт-Маккена
Подготовлено Forexpf.ru по материалам Project Syndicate