Skip to main content

Как убить токсичный банк

forex-the-financial-times-24-07-2012.gif

Пару лет назад мне довелось вместе работать с чиновниками из Федеральной корпорации страхования банковских вкладов в США (FDIC). Меня не покидало чувство, что я имею дело с врачами из реанимации. В последние годы людям из FDIC приходилось так часто общаться и иметь дело с проблемными американскими банками, что они разработали безупречную процедуру: если банк подавал признаки банкротства, к нему направлялись «ударные войска» FDIC, как правило, в пятницу вечером. Они захватывали контроль и успокаивали персонал и вкладчиков. Затем банк закрывался или продавался. Чтобы провернуть такую операцию, нужно владеть секретами профессии; Люди из FDIC на горьком опыте узнали, что счета за электричество нужно оплачивать вперед, чтобы избежать паники при отключении света. Но эта операция, как правило, проходила гладко и складно, поэтому удавалось избежать ненужной тревоги. Более того, многие даже не знают, что с 2008 года в Америке было закрыто 445 банков (примерно по два банка в неделю). Многие из них - мелкая рыбешка. Но встречаются и более крупные экземпляры, например, Washington Mutual.

Европе есть чему поучиться. Две недели назад европейские лидеры объявили о планах по созданию банковского союза в рамках очередной попытки сдержать панику. Новости спровоцировали кратковременный всплеск оптимизма на рынке, поскольку инвесторы понадеялись, что политики, наконец-то пытаются решить свою банковскую проблему. Однако на прошлой неделе я встречалась с европейскими финансовыми чиновниками в Дублине, и стало ясно, что многие элементы «союза» все еще туманны и неясны. Например, не понятно, ограничится ли такой союз «совместной рекапитализацией», или пойдет дальше, к совместному страхованию вкладов и единому надзору. Таким образом, обдумывая разные возможности восстановления доверия, европейские регулирующие органы могут также воспользоваться опытом Америки, где такой «союз» существует уже давно.

Отчасти, все вращается вокруг государственной программы покупки проблемных активов (TARP), запущенной правительством в 2008 году; Она обеспечила столь остро необходимую рекапитализацию и прозрачность для банков. Однако есть еще FDIC с ее пятничными «налетами», о которой мало кто знает. Она тоже сыграла важную роль в стабилизации всей системы, поэтому политикам и регулирующим органам Еврозоны есть чему у нее поучиться.

Один из уроков заключается в том, что предсказуемость и рутинные, повторяющиеся действия по обнаружению и уничтожению проблемных банков, всегда приносят плоды. В частности, система FDIC сработала, потому что существовали четкие правила игры (в частности, если FDIC решает, что банк неплатежеспособен, она может захватить контроль над его операциями, сбросить со счетов акционеров, продать или ликвидировать его). Конечно, споров и судебных процессов не всегда удается избежать. Например, в 2008 году возник конфликт вокруг облигаций Washington Mutual. Однако FDIC существует уже восемь десятилетий, поэтому у нее в арсенале надежные, проверенные временем практики. Во-вторых, регуляторам нужен «мощный бренд» в глазах общественности, организация, которая воплощала бы в себе простые и понятные принципы. Американцы мало что знают о том, как работает FDIC; но им точно известно, что все счета с печатью FDIC гарантированы от убытков на сумму до 250 тыс. долларов. Все четко, ясно и понятно. Это главное условие, без которого не удастся избежать паники. Для сравнения, взгляните на сегмент денежных фондов, чей статус отнюдь не так однозначен.

В-третьих, у FDIC федеральный, а не региональный статус, и в этом ее преимущество. Он гарантирует, что регуляторы, принимающие решение убить проблемный банк, не являются частью местного сообщества, то есть, на них нельзя повлиять или вступить с ними в сговор. Это также означает, что FDIC получает финансирование на более широком, федеральном уровне, следовательно, ее финансовое положение более надежно. А это немаловажно, поскольку защита вкладчиков с 2008 года обошлась ей в 88 млрд. долларов, при этом ожидается, что в ближайшие четыре года придется потратить еще 12 млрд. долларов для урегулирования дел тех самых 445 банков. В-четвертых, опыт FDIC показывает, что регулирование не обязательно должно быть игрой с нулевым исходом; напротив, у корпорации богатая история сотрудничества с другими регулирующими органами Америки, занимающимися надзором за банковским сектором. Банки порой жалуются, что это создает ненужный двойной контроль; иногда можно попасть между молотом и наковальней. Однако в большинстве случаев, такая совместная работа помогает создать систему взаимозависимости и взаимоограничений.

Европе будет сложно перенести чужой опыт на родную землю. В конце концов, FDIC работает в основном с «родными» банками, а не с международными банковскими гигантами. Кроме того, юридическая почва в Европе сильно отличается от американской. В частности, немецкие политики не считают систему взаимных гарантий удачной идеей. И все же, стоит на время забыть про эти юридические и политические тонкости и усвоить главное: четкая и простая цель - основное условие для создания доверия. FDIC работает, потому что ее слова не расходятся с делом: она убивает проблемные банки и защищает вкладчиков. Если Еврозоне удастся добиться такой же ясности своей регулирующей структуры - какой бы она ни была - она начнет выстраивать надежную финансовую систему. Иными словами, если Еврозоне удастся убить 450 с лишним испанских, греческих и французских банков, не спровоцировав тотальную панику среди потребителей и инвесторов, можно с уверенностью говорить о том, что у евро есть будущее

Джиллиан Тетт
Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times