Skip to main content

Еврокризис: жребий брошен?

forex-the-economist-19092012.gif

Лидеры Еврозоны свернули за угол, но куда направились - пока не понятно.
Когда в учебниках по истории будут описывать эволюцию еврокризиса. Сентябрь 2012 года ознаменует начало новой главы. В последнее время Европа неожиданно изменила свой подход, отказавшись от поступательной политики. Так, 12 сентября немецкий конституционный суд подтвердил легитимность Европейского механизма обеспечения стабильности (ESM), который должен стать постоянным фондом помощи бедствующим странам Европы; таким образом, последнее препятствие, мешавшее его запуску, устранено. В тот же день Европейская комиссия изложила черновой план по созданию единого европейского надзорного органа в банковском секторе - это первый шаг к банковскому союзу. Днями ранее Европейский центральный банк объявил о том, что будет скупать облигации кризисных стран в неограниченных количествах, но на определенных условиях.

В совокупности эти действия - признак больших перемен. В лучшем случае, они станут фундаментом, на котором будет построен более стабильный и надежный валютный союз. Сейчас у Еврозоны есть план по созданию надзорного органа в банковском секторе. Конечно, его еще перекрутят, разбавят водичкой, но европейская дипломатическая традиция гласит, что если предложение уже есть, то, в конечном счете, что-то из него да выйдет, к какому-то соглашению удастся прийти. Более того, сейчас у Еврозоны теперь есть центральный банк, готовый взять на себя функции кредитора последней инстанции. Да, это обязательство будет распространятся только на те страны, которые официально запросили помощь и согласились следовать утвержденному плану спасения. Но ЕЦБ впервые за всю свою историю ясно дал понять, что, при необходимости будет проводить интервенции в неограниченных масштабах.

Остается только надеяться, что эти действия станут началом конца для затянувшегося еврокризиса. Если все удастся, обязательства ЕЦБ самого по себе будет достаточно, чтобы вернуть долговые рынки Еврозоны в положительный цикл, то есть, спровоцировать снижение доходности по государственным облигациям в периферийных экономиках благодаря уменьшению риска развала Еврозоны; в свою очередь, в результате падения доходности в этих странах улучшится долговая динамика и экономические перспективы. Доходность по облигациям в Италии и Испании начала снижаться еще на ожиданиях действий со стороны ЕЦБ: инвесторы все-таки боятся играть против центрального банка. Премьер министр Испании даже надеется, что ему удастся избежать необходимости обращаться в ЕС за помощью.

Сомнительно, что ему это удастся: состояние испанских банков, экономики и государственных финансов оставляют желать лучшего. Но даже если Испания (а, в последствии, возможно и Италия) будут вынуждены вступить в «клуб неудачников», теперь всем хорошо известно, чем это для них обернется, что, вне всякого сомнения, служит для оптимистов еще одним поводом к ликованию. ESM обеспечит финансирование для новых государственных займов, а ЕЦБ будет скупать облигации на вторичном рынке. Эти меры помогут сдержать рост доходности. Кроме того, они представляют собой обходной путь к обеспечению взаимных гарантий по долговым обязательствам государств Еврозоны - еще одно необходимое условие для выживания валютного союза. Страны Еврозоны несут совместную ответственность за фонд помощи и баланс центрального банка. Возможно, это решение не столь изящно, как предложенное в 1789 году Александром Гамильтоном для ликвидации долгов в Штатах, но теперь у Европы есть все, что нужно для выхода из кризиса. Мы будем очень рады, если все сложится, как задумано. Наше издание уже давно твердит о том, что единой валюте нужен кредитор последней инстанции, банковский союз и взаимные гарантии по долгам. Развал Еврозоны будет стоить нам очень дорого, поэтому нужно радоваться любым реальным подвижкам в решении проблемы, какими бы неуклюжими они не казались.

К несчастью, еще многое может пойти не так. Если европейская страна не сможет выполнить свое обязательство по реформам, прекратит ли Центробанк скупать ее облигации? Если да, то ЕЦБ таким образом, лишь спровоцирует панику, которой он стремится избежать; если нет, то на его счетах скопится огромное количество потенциально безнадежных долгов. Эта дилемма лежит в основе разногласий между ЕЦБ и Бундесбанком. Канцлер Германии Ангела Меркель официально поддержала решение Европейского ЦБ. Но Йенс Уидман, президент Бундесбанка, на заседании управляющего совета голосовал против плана покупки облигаций. Его публичная критика перекликается с общими настроениями в Германии относительно курса ЕЦБ. Немцы (и жители других северных стран Европы), несомненно, забеспокоятся еще больше, когда Банк начнет скупать долговые бумаги пачками. ЕЦБ, опасаясь негативной реакции политиков или дальнейшего раскола в своих рядах, может отказаться от действительно решительных мер. Если же он воздержится от ослабления монетарной политики, экономические горизонты региона снова затянет черными тучами.

Эти трения и раскол неизбежны, особенно если действия центрального банка заменят политические процессы интеграции. Именно поэтому европейским политикам - во главе с Францией и Германией - нужно сделать все, чтобы не отстать от своего центрального банка . Им нужно срочно согласовать единые правила финансового надзора и разработать достойные планы единого страхования депозитов и реорганизации банков. Им нужно обсудить способы объединения рисков. И, наконец, им нужно объяснить свою стратегию избирателям, чье мнение непременно должно учитываться. В конце концов, будущее евро зависит от политической поддержки экономического и фискального союза. Именно его создание станет настоящим разворотным моментом для Еврозоны.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Economist